указатель этикеток  ▪  указатель имён муз. автомат  ▪  избранное  ▪  участники  ▪  помощь  ▪  о сайте  ▪ english

Главная > Александр Тихонов

Лучшие экспонаты  |  Комментарии  |  Поиск


Звукозапись и знаменитости

В начале прошлого века звуковоспроизводящая техника была модной новинкой. Граммофоны и пластинки достаточно быстро проникли как в королевские апартаменты, так и в жилища простых смертных. Перед чудом звукозаписи устоять не мог никто.

Королевская музыка

В разные времена венценосные мужи, отягощенные заботами о своих подданных, искали утешение в музыкальном творчестве. Звуковоспроизводящая техника, едва появившись, стала обязательным атрибутом королевских домов. Монархи не только слушали музыку, но и сами занимались ее сочинением.

Германский император Вильгельм II (в центре с саблей)

Германский император Вильгельм II, правивший страной в период с 1888 по 1918 год, был ярым поклонником творчества Рихарда Вагнера. С чисто королевской самоуверенностью он всерьез считал себя прямым последователем великого композитора. Император писал не больше не меньше - оперы. Но, как говорится, кесарю - кесарево... Мелодический рисунок его опусов не отличался особой оригинальностью - декламация явно преобладала над пением. Муза посещала монарха исключительно на отдыхе за городом, чаще всего это происходило во время грозы.

Английский король Георг V, правивший с 1910 по 1917 год, больше всего на свете ценил духовную музыку. Особой любовью монарха пользовались оратории и хоры композиторов Эльгара и Бантока. В результате Георг V сам создал несколько хоровых произведений духовного характера на свои же тексты. Оригиналы были написаны только для фортепиано: Его Величество был скромнее своего германского коллеги, и считал себя недостаточно опытным в искусстве оркестровки. На музыкальное творчество короля сильно влияли разные жизненные трудности, как политического, так и семейного характера.

Виктор-Эммануил III (был у власти с 1900 по 1946 год) известен не только как последний король Италии, но и как композитор-песенник. Обладая прекрасным тенором и будучи от природы весьма музыкальным, он немедленно садился за рояль, как только ему в руки попадался какой-нибудь интересный текст. Словно заправский профессионал, король импровизировал голосом, подбирая себя аккомпанемент. По воспоминаниям современников, сочиненные венценосной особой мелодии отличались особым лиризмом и поражали знатоков своей целостностью. Многие произведения короля были записаны и изданы в Милане такими звукозаписывающими компаниями, как "Фонотипия" и "Пате". Помимо фортепиано, Виктор Эммануил III превосходно владел скрипкой и совершенно профессионально занимался музыкальной критикой. Прежде чем писать критический отзыв, король сам проигрывал рецензируемое сочинение на рояле (в крайнем случае, поручал это сделать придворному пианисту Бондини). К большим формам подход был еще более основательный: король вызывал симфонический оркестр, который по два-три раза исполнял анализируемое произведение. И только потом критик Виктор-Эммануил III брался за перо. При этом с нотной бумагой, карандашом и резинкой он не расставался никогда, что, впрочем, не помешало ему отстранить от власти Муссолини.

Граммофон спас Крейслера от тюрьмы

В жизни великих артистов порой имели место конфликты с властями, но то, что произошло со скрипачом Фрицем Крейслером, не укладывается ни в какие рамки.

До отбытия парохода из Антверпена в Лондон, где он должен был гастролировать, оставалось два часа. Было за полдень. Моросил дождь. Не зная, как убить время, артист закутался в осеннее пальто, надел мятую шляпу и отправился, куда глаза глядят. Прижимая к груди любимую скрипку, с которой он никогда не расставался, он шел по опустевшим улицам, и в эту минуту его легко было принять за бродячего музыканта.

В витрине одного из антикварных магазинов он заметил скрипку, которая его заинтересовала. Войдя внутрь и рассмотрев инструмент поближе, он разочаровался, так как скрипка оказалась самой обыкновенной. Завязался разговор с хозяином, чему Крейслер был очень рад, поскольку времени у него было предостаточно. Недолго думая, он достал свою скрипку и показал ее владельцу магазина. Последний, взглянув на инструмент, сразу изменился в лице, узнав в нем знаменитую скрипку Крейслера - работу великого Страдивари…

Уловив изумленный взгляд хозяина, Крейслер шутя, предложил ему оценить свой инструмент, будто бы желая продать его антиквару. Хозяин магазина заметно нервничал. Азарт знатока боролся со страхом ответственности, и он никак не решался, не только купить или оценить скрипку, а даже взять ее в руки. Хозяин сам прервал затянувшуюся паузу, предложив Крейслеру повременить минут десять для того, чтобы и ему показать уникальный инструмент, якобы имеющийся в запаснике. Тут же за скрипкой был послан мальчик. Каково же было удивление Крейслера, когда юный курьер вместо скрипки привел полисмена. Блюститель порядка арестовал Крейслера, обвинив его, со слов антиквара, в воровстве скрипки знаменитого маэстро. Несмотря на все доводы и убеждения Крейслера и просьбу отпустить его, так как остается очень мало времени до отправления парохода, ничего не помогало.

Для выяснения личности, а также обстоятельств, при которых к нему в руки попал этот уникальный инструмент, было решено отправиться в участок. Проклиная судьбу и видя безвыходность положения, Крейслер пошел в полицию, надеясь, что там дело быстро прояснится.

Едва "бродячий музыкант" с конвоем миновал небольшую площадь, гениальная мысль осенила голову антиквара:

- У вас есть возможность доказать, что вы Крейслер, - сказал он. - У меня дома имеется граммофон и пластинка с записью "Венского каприса" - собственное сочинение Крейслера в авторском исполнении. Если вы, прослушав диск, сумеете передать его точно, как он записан, то это будет лучшим доказательством вашей личности.

Граммофон (ящик с ручкой на столе)
в королевских покоях

Доводы хозяина показались полисмену убедительными, и маршрут решено было изменить. Дело затягивалось. В удрученном состоянии задержанный отправился в дом антиквара. На квартире был заведен граммофон и поставлена пластинка - так состоялась своеобразная "очная" ставка Крейслера с его записью. Едва отзвучали последние пассажи пьесы, как "бродячий музыкант" все повторил в точности. Его игра отличалась певучестью и проникновенностью, блеском и изяществом. Удивление антиквара и полисмена от услышанного было велико. "Концерт для двоих слушателей без оркестра" закончился полной реабилитацией Крейслера, сопровождавшейся долгими и продолжительными извинениями.

Конечно, на пароход, отходящий в тот день в Лондон, маэстро не попал. Был вечер. За окном моросил дождь. В гостиничном номере Крейслер рассматривал старое чудное кольцо - подарок антверпенского антиквара в знак памяти об этом досадном случае и примирении.

Карузо, флейта и фонограф

Знаменитый итальянский певец, пользующийся и сегодня славой величайшего из теноров, однажды признался корреспонденту берлинского журнала Sprechmaschine, что своей карьерой певца он обязан звукозаписи, а именно фонографу. Еще служа солдатом в итальянской армии, Карузо в часы досуга усердно занимался игрой на флейте. В то время он был глубоко убежден, что имеет призвание к музыке этого рода, и никто не пытался разубедить его в этом. В один прекрасный вечер в полк явился коммивояжер от фирмы, торгующей фонографами и валиками с записями. Никогда прежде Карузо не видел "говорящих машин" в действии, и был восхищен изумительной передачей музыкальных произведений, звучавших на валиках. Увидев флейту в руках солдата, хитрый торговец стал упрашивать его сыграть что-нибудь для фонографа. Карузо это предложение очень польстило и, не долго думая, он исполнил пьесу, получавшуюся, по его мнению, наиболее удачно. Вот как вспоминал об этой своей первой записи сам маэстро: "Как мне казалось, я играл вдохновенно, артистически... Через несколько минут сеанс был закончен, и я с нетерпением стал ожидать воспроизведения удивительной машиной моей блестящей музыки. Валик завертелся... Но, увы! - фонограф повторил мою пьесу с замечательной точностью, и тут я в первый раз узнал, что искусство флейтиста совсем не мое ремесло, что я весьма плохой музыкант и играю отвратительно..." Коммивояжер, заметив разочарование солдата, всеми силами пытался убедить его в обратном, и уговаривал купить фонограф. Но для Карузо эта чудесная "говорящая машина" сделалась злейшим врагом, примириться с которым было невозможно. В одно мгновение эта штука развеяла созданный им самим миф о своем таланте флейтиста, наступило жестокое прозрение. Моментально возникло желание расстаться с флейтой, он, в свою очередь, стал убеждать торговца купить ее. Торг состоялся, флейта перешла к коммивояжеру почти даром, и с той поры Карузо никогда не брал в руки этот инструмент. Однако, нет худа без добра. "Благодаря фонографу, - говорил Карузо, - теперь я не скверный флейтист, а довольно сносный певец".

Граммофон в Сикстинской капелле

Папа римский Пий Х (1903-1914) был музыкально образованным человеком. Будучи одновременно приверженцем старых грегорианских песнопений и любителем всевозможных технических новинок, он решил использовать граммофон для возрождения старой церковной музыки. В католических кругах такое нововведение вызвало всеобщий интерес. Подробно изучив аппарат и пластинки, и не найдя в них ничего еретического, глава церкви посчитал возможным использовать их в храмах для лучшего усвоения мелодий и ритма напевов. Папа поручил акционерному обществу "Граммофон" записать полную серию грегорианских церковных песен. Для этой цели он предоставил в полное распоряжение техников Сикстинскую капеллу. После выпуска пробных пластинок состоялось их прослушивание, на котором присутствовали практически все члены епископата. Секретарь Папы кардинал Мерри дель Валь прислал обществу "Граммофон" письмо, в котором выразил благодарность Его Святейшества и особо отметил, как ясно и отчетливо звучит запись на граммофонных пластинках. В особом циркуляре, вышедшем вскоре, Папа рекомендовал всем католическим конгрегациям пользоваться пластинками и граммофоном для распространения грегорианских церковных напевов.

Аншлаг для Аделины Патти

Известно, что характер большинства звезд современной эстрады не ангельский: они капризны, алчны и порою просто непредсказуемы. Дабы не обижать и не выставлять не в лучшем свете наших сегодняшних кумиров, расскажу давнюю историю, аналоги которой сплошь и рядом встречаются и сегодня. В 1910 году одна из популярнейших певиц начала века Аделина Патти, чтобы достигнуть славы и известности, прибегала к искусственным триумфам и рекламному ажиотажу.

Аделина Патти

Все было готово для выступления Аделины Патти в Бухаресте. Новые записи певицы продавались на каждом шагу, подогревая интерес к приезду звезды. Однако, буквально за день до начала гастролей, капризная примадонна без каких либо объяснений заявила своему антрепренеру, что отменяет концерты. Между тем в Бухаресте, несмотря на высокие цены, все билеты были распроданы. Назревал громкий скандал. Несколько раз, с горечью в сердце, антрепренер певицы принимался за перо в телеграфной конторе, чтобы передать роковой приказ об отмене концертов. В минуту тягостных колебаний его посетила счастливая мысль. "Во что бы то ни стало -телеграфировал он своему секретарю, - необходима овация от лица местной аристократии на вокзале в Бухаресте. Пришлите на имя Аделины Патти телеграмму следующего содержания: "Румынское и итальянское дворянство готовят торжественный прием к приезду великой артистки. Представители министерства будут в полном составе. Сани, факелы и музыка. Телеграфируйте час прибытия поезда". Спустя некоторое время телеграмма была получена и произвела на диву ожидаемое впечатление - Патти решила сменить гнев на милость, и дала согласие на поездку. На другой день вечером, при выходе из вагона певицу встречали на перроне шестьдесят человек, одетых, несмотря на холод, во фраки. Пылали факелы, развевались флаги, цветы сыпались дождем, гремела музыка, сновали репортеры. Растроганная столь теплым приемом, Патти благодарила встречающих, раскланивалась, посылая толпе воздушные поцелуи. Подали сани. Под гром аплодисментов и восторженные восклицания, сопровождаемая толпой почитателей, Патти торжественно въехала в город. Не менее эффектная сцена ждала ее и у подъезда отеля: опять цветы, аплодисменты и толпа восторженных поклонников во фраках. Взволнованная приемом, Патти долго не могла уснуть в ту ночь. Не спали и в соседних апартаментах, где секретарь рассказывал довольному антрепренеру, как ему удалось нанять для "аншлага" итальянских трубочистов и каменщиков из окрестностей Бухареста, заплатив по два франка каждому. Прокат фраков с белыми галстуками и перчатками обошелся по пять франков на человека. Общие расходы на "встречу" составили 420 франков. Концерты Аделины Патти в Бухаресте прошли с большим успехом, а пластинки стали продаваться еще лучше.

Сто лет отечественной "фанере"

Современную эстраду практически невозможно представить без исполнения под фонограмму, именуемую в народе и в среде профессионалов "фанерой". Новейшими достижениями техники, по разным причинам, пользуется большинство артистов. Однако мало кто из них знает о том, что первые фанерщики появились в России ровно сто лет назад.

Пионеркой в деле использования фонограммы на сцене была звезда русского балета Матильда Кшесинская, имя которой в последнее время почему-то упоминается лишь в двух случаях: как любовницы наследника русского престола, впоследствии императора Николая II, и как владелицы Санкт-Петербургского дворца, с балкона которого господин Ульянов (Ленин) произносил свои пламенные речи в 1917 году.

Еще в 1898 году она распорядилась, чтобы аккомпанемент танцев, исполняемых ею в балете "Дочь микадо", был исполнен фонографом. Спустя несколько лет ее идею поддержал и развил известный в те годы скрипач Ян Стефани, который как-то обратил внимание своих товарищей на следующий прием, к которому он часто прибегал в своей концертной деятельности. "Известно, что в поездках бывает трудно найти приличного пианиста-аккомпаниатора, вдобавок ему приходится еще и платить". Поэтому Стефани поступал так. Первый раз он обращался к пианисту и записывал на фонографическом валике нужную ему фортепианную партию, а сделанную запись потом использовал по своему усмотрению, повторяя сколько угодно раз дуэты с фонографом. Конечно, этот аппарат не мог полностью заменить аккомпаниатора, который должен был следить за скрипачом, так сказать, прилаживаться к нему, и то ускорять, то замедлять игру... Однако, во многих случаях, особенно на концертах в провинции, этот прием вызывал большой успех и оживленное обсуждение. Заметьте, Стефани использовал фонограмму "минус один" и солировал всегда сам, как, впрочем, и Кшесинская, которая танцевала без дублеров. Прошли годы. С развитием звукозаписывающей техники некоторые артисты вообще на публике перестали петь живьем и лишь имитируют свое усердие. Насколько честней были артисты в начале прошлого века!

Украдут в первую же ночь

В 1908 году жуpнал "Hовости гpаммофона" писал: "У нас почти совеpшенно не pаспpостpанен один вид аппаpатов "говоpящих машин" - гpаммофон-автомат. Между тем как за гpаницей, особенно в Амеpике и Евpопе, он получил особенно шиpокое pаспpостpанение. Отчасти этому способствует и сpавнительно культуpная высота наpода, и шиpоко pазвитая уличная жизнь, и даже более мягкий климат. Там вы встpетите музыкальный автомат и в публичных садах, и в увеселительных заведениях, и в сквеpах, и даже пpосто на улицах. Бpосьте монетку, и гpаммофон сыгpает вам аpию или споет веселую песню. И это не какие-нибудь несчастные pазбитые аппаpаты, какие иногда попадаются в наших чайных, где зачастую pешительно невозможно pазобpать даже каким голосом поется аpия. Hет, там это пеpвоклассные инстpументы, стоящие на наши деньги сотни pублей. Когда мы спpосили одного из пpиближенных к этой отpасли пpоизводства лиц, почему в России не пpививаются автоматы, и никто их не выставляет, мы получили категоpический ответ: "- Hельзя! Укpадут в пеpвую же ночь!"

Тогда еще не было возможности размещать громкоговорящие устройства высоко на столбах - до изобретения динамика было далеко…

Александр Тихонов

Статья была изначально опубликована в журале "Звукорежиссер" №10 2003 г.


Powered by 4images © 2002 Template by Karcher © 2005

О сайтеУсловия использованияКонфиденциальностьСсылкиПишите намГостевая